Лотерея без фортуны

Новости игорного бизнеса
01.03.2010

Любителям азартных игр и после изгнания игорных заведений в резервации есть, где развернуться. К их услугам подпольные залы игровых автоматов, полуподпольные интернет-кафе и «стимулирующие» лотереи. А также совершенно официальные лотерейные клубы. 

Владельцы последних особо подчёркивают, что на пресловутые залы с «однорукими бандитами» их заведения похожи только внешне, да и то отдалённо. А сам лотерейный бизнес прозрачен и, главное, абсолютно законен. Правда, несмотря на кипы документов, подтверждающих эти слова, правоохранительные органы предпочитают грести всех под одну гребёнку. О том, как устроен этот бизнес, рассказывает генеральный директор ООО «РусЛото» Михаил Нефедов – представитель одного из самых обсуждаемых лотерейных проектов города.

Щит и фермер

Сегодня в Петербурге совершенно официально действует лотерейный оператор — компания «РусЛото», которой принадлежит около 28 клубов во всех районах города. Помимо собственных терминалов, компания имеет несколько агентских договоров с отдельными юридическими лицами, которые помогают ей распространять билеты. При этом «РусЛото» сама не является учредителем лотерей, в свою очередь будучи лишь посредником между организатором и конечными потребителями.

«Организатором является «Консалтинговая фирма АМ», которая получила разрешение на проведение трёх лотерей - «Студенческий билет», «Фермер» и «Щит отечества» номинальной стоимостью, соответственно, 100, 500 и 1000 рублей. «РусЛото» заключила с ней договор о распространении билетов. Сведения как о лотереях, так и об операторе, внесены в специальный реестр и опубликованы на официальном сайте Налоговой инспекции», - пояснил генеральный директор «РусЛото» Михаил Нефёдов.

Основным доводом, которым оперируют борцы с пристанищами азарта, является утверждение, что любое оборудование, внешне похожее на игровой автомат, независимо от «начинки» - суть те же игровые автоматы, которые должны были исчезнуть с 1 июля прошлого года. А их владельцы — замаскировавшиеся под новыми вывесками бывшие воротилы игорного бизнеса, использующие дыры в законодательстве.

В «Руслото», разумеется, не в состоянии поручится за безупречное прошлое всех коллег. Но, говоря о себе, готовы опровергать эти аргументы с документами.

«Мы никогда не занимались игорным бизнесом. А над организацией лотерей начали задумываться ещё в 2007 году, когда казино и залы игровых автоматов вовсю работали. Просто уже тогда было понятно, что рано или поздно эту лавочку прикроют. В связи с этим появилась идея развивать деятельность на аналогичном рынке, и в полном соответствии с законом. Тем более, что уже тогда существовали соответствующие программы, которые позволяли начать официальную деятельность по распространению лотерейных билетов, в том числе с помощью технических средств. У нас в клубах стоят не игровые автоматы, а лотерейные терминалы. И их отличия основаны на внутренней сути (отсутствии генератора случайных чисел в оборудовании), и на наличии определенного комплекса программного обеспечения всей деятельности. Клиенты могут приобрести лотерейные квитанции, в полном соответствии с «Законом о лотереях». Просто в наших клубах они не бумажные, а открываются на мониторах. Схожесть же с «однорукими бандитами» объясняется ещё проще — оболочку изготовляет тот же завод, что ранее выпускал игровое оборудование. Форма коробки — та же, но начинка совершенно другая», - утверждает Михаил Нефёдов.

Действительно, согласно разрешению Федеральной налоговой службы, начать деятельность по распространению трёх лотерей ООО «Консалтинговая фирма АМ» планировала ещё в мае 2007 года, то есть более чем за два года до окончательного закрытия игорных заведений в стране. Оператор «РусЛото» появился в начале 2009 года. Свои лотереи зарегистрировать в Питере не удалось, а потому пришлось заняться поиском партнёра - организатора. Благо в федеральном реестре их предостаточно.

Пути разминулись

При этом самыми удобными местами для развития нового проекта оказались пустующие помещения, принадлежащие сети игровых клубов «Вулкан». И это также вызывает дополнительную изжогу как у милиции, так и у части сограждан в отношении «РусЛото» — мало того, что расположены лотерейные терминалы в тех же залах и отличить их издали от игровых автоматов издалека сложно, так ещё и светильники до сих пор снабжены до боли знакомым названием. Компания действительно удачно подсуетилась – у разваливающегося «Вулкана» умудрились перехватить немало: и помещения, и часть увольняемого персонала.

Рынок по-разному отреагировал на запрет игорной деятельности. Кто-то занялся поиском возможностей в рамках действующего законодательства и при этом потратил значительные средства на исследование, подготовку документов, обязательную и добровольную сертификацию оборудования (не требуется вроде бы, но так бизнес чище). А кто-то просто «прикрылся» связями, а то и «ушел в подполье».

«Здесь кроется кардинальное отличие принципов игры у нас и в игровом зале. Каждый «однорукий бандит» снабжён генератором случайных чисел. В него заложена определённая математическая программа. В зависимости от производителя, отдача денежных средств в виде выигрыша была разной. До 1 июля 2009 года по закону она не могла быть меньше 90%. Какова она сейчас, в эпоху запрета игорного бизнеса, в полуподпольных залах, можно лишь догадываться. Лотерейный бизнес устроен принципиально иначе. Сначала рассчитывается объём продаж билетов, в зависимости от этого определяются варианты розыгрыша, определяется размер призового фонда.

Как правило, он устанавливается на определённую совокупность билетов, например, на миллион. При этом выигрышные лотерейные билеты определяются на стадии их изготовления. В этом смысле риск организатора гораздо выше, чем у владельца игорного зала. Ведь никто заранее не знает, сколько билетов удастся продать. Но выигрыш нужно будет заплатить полностью. А наш риск, как оператора, ещё выше: ведь в той части квитанций, которые придут к нам, выигрышных может оказаться больше, чем у другого оператора, работающего, скажем, в Москве. И выплачивать нам, соответственно, придётся больше», - рассказывает глава «Руслото».

Следует заметить, что залы с лотерейными терминалами — вовсе не отечественное ноу-хау. Подобные заведения существуют, скажем, в Германии и Австрии. Собственно, по образу и подобию немецких технологий и создана начинка оборудования, используемого «Руслото», ведь создавать её с нуля дороговато.

Лотереи под микроскопом или благотворительность обязательна

Вряд ли многие в России пойдут по пути законного использования лотерей – слишком велики затраты и риски, да и отношение власти не вселяет уверенности в завтрашнем дне инвесторам в эту игру.

Например, максимальный срок реализации любого лотерейного проекта — 5 лет. От 50 до 80% дохода от реализации должны быть пущены на выплату призовых, и 10% от полученной выручки идёт целевым назначением на благотворительность. Правда, мероприятие или социальный проект, ради которого и организовывается лотерея, оператор лотереи выбирает сам. Но именно он должен отслеживать, чтобы буквально каждая копейка дошла до конечного получателя, так как за нецелевое расходование средств отвечать именно ему. Кроме того, есть расходы на аренду помещений, оплату зарплаты персонала, услуги банков и проч. Лотерейщики платят такие же налоги, в том числе НДС, на прибыль, как и любое другое юридическое лицо. Если ты оператор – надо поделиться доходом с организатором.

Отчёт организатору предоставляется ежеквартально, а уже он в соответствии с нормативными актами отчитывается перед ФНС о результатах проведения лотереи по установленным формам (общее количество выигрышей, общее количество полученных денежных средств, полученных от реализации лотерей и проч.). О достаточно скромной доходности бизнеса можно судить хотя бы по тому, что официально, проделав весь необходимый бумажный труд, работают единицы. О «теневиках» же разговор особый.

Добровольно-принудительная сертификация

Что скрывается за понятием «стимулирующие лотереи» в «Руслото» осведомлены. Хотя бы потому, что специалисты компании вынуждены постоянно мониторить этот рынок. Разница, как выясняется, немалая.

«Там ты покупаешь бумажный лотерейный билет за 100 рублей, открываешь его, видишь выигрыш в 20 рублей, а на остальные 80 тебе дают поиграть на некоем лототроне. Дальше мне с ключа механически набивают кредит в 80 рублей и я сижу их просаживаю. Просто на игровом автомате, он и внешне как был – так и остался, и игры такие же, и принцип выигрышей сохранился. Таких «лотерейщиков» в Петербурге почти 200. И это не наши союзники. Напротив - сомнительные конкуренты. Так же как и интернет-клубы, где фактически работают он-лайн казино», - подчёркивает Михаил Нефёдов.

Кстати, в настоящий момент отсутствуют как класс технические регламенты на оборудование, используемое при организации лотерей. Весьма неопределённое регулирование предлагается и для интернет-клубов (а уж во что там играют посетители – устроителям обычно «не известно»). Соответственно, видовая принадлежность любого используемого оборудования определяется его изготовителем и больше ничем не подтверждается. Этим устроители псевдолотерей и пользуются.

«Мы понимаем, что можно ничего не делать и использовать практически любое оборудование, но имея широкую сеть, а не пару подпольных клубов, мы осознаем свои риски и решили их защитить пока единственным законным методом – системой добровольной сертификации. В «Руслото» готовы любому продемонстрировать сертификаты на всё своё оборудование. Хотя проходить эту весьма дорогостоящую процедуру мы были вовсе не обязаны. По причине отсутствия техрегламента на оборудование для лотерей внешний вид и начинка терминалов пока никак не регулируется. Единственным учреждением, способным организовать добровольную сертификацию лотерейного оборудования, оказался ВНИИ метрологии и сертификации.

В системе ВНИИМС разложили все наши алгоритмы, что называется «от и до». И, в итоге, документально подтвердили, что наш лотерейно-аппаратный комплекс и его программы предназначены для продажи электронных лотерейных квитанций, и что это не игорное оборудование. На каждый проверенный сервер и терминал нам присылали отдельные акты и наклеивались специальные марки. Теперь влезть внутрь оборудования, не повредив марки, невозможно», - подчёркивают в «Руслото».

Других желающих тратить деньги на то, к чему нельзя принудить, по данным компании, в стране не обнаружилось. Отсутствие ажиотажа определяется ещё одной весьма серьёзной причиной: «подозрения» у правоохранительных органов возникают вне зависимости от всяческих исследований и даже вполне однозначных решений судов.

Коллективная изжога

На отсутствие внимания к бизнесу со стороны властей компания пожаловаться не может. Причём прошлым летом, по словам Михаила Нефёдова, начался период реального произвола. Власть сказала «фас», а исполнители восприняли это буквально, не обращая внимания на законность или незаконность деятельности лотерейного бизнеса. Никакие сертификаты и разрешения не помогали - оборудование просто изымали. Затем следовали суды, которые выигрывались, но это ровным счётом ничего не меняло. Ведь российское процессуальное законодательство позволяет затягивать исполнение решений практически до бесконечности. А потом тут же начинать процедуру заново по любому заявлению.

Например, 4 августа 2009 года вывезли всё оборудование (между прочим, один терминал без учёта электронной начинки стоит около 18 тыс. рублей) из зала «Руслото» в «Заневском каскаде». Оно до сих пор не возвращено, несмотря на множество судебных решений. А ведь обязанность платить зарплату персоналу, а также арендную плату, никто с компании не снимал.

«Нам в городской прокуратуре заявили, что несмотря на наличие в одном из районов города двух постановлений суда о незаконности вывоза оборудования, это именно они осуществляют политику борьбы с игорным бизнесом и они будут сами решать, когда и что надо вывозить. То есть для горпрокуратуры решение суда уже не имеет юридической силы. И нам, фактически, сказали, что «мы и дальше будем ориентировать сотрудников милиции на изъятие». Ну и как с этим бороться? По-моему, мы единственная организация, которая ходит в суд. У нас практически в каждом районе были судопроизводства и вынесены решения в пользу компании. Но милиции наплевать, например, на три решения суда в Красногвардейском районе о законности нашей деятельности. В том же районе милиция нам говорит «а, это ерунда, не может такого быть». Мы показываем документы — та же реакция. В итоге пришлось пригрозить заявлением о возбуждении уголовного дела «за превышение полномочий».

Только тогда помощник прокурора отозвал в сторону представителя милиции и сказал, что он этого на себя не возьмёт. И они вынуждены были удалиться, - резюмирует Михаил Нефёдов. - Но это лишь один сравнительно удачный исход дела в неравной борьбе с правоохранительными органами. Изъятие оборудования для нас до сих пор обычное дело. При этом находящиеся рядом он-лайн казино они, почему-то, не трогают. Не исключаю, что таким образом избавляются от нежелательного конкурента. Ведь такие соседи как мы подпольному игорному бизнесу не нужны».

Павел Гинёв, "Фонтанка.ру"

http://www.fontanka.ru/2010/03/01/025/



Просмотрено: 430 раз

Версия для печати | Обсудить на форуме | Все новости



<   Декабрь 2016   >

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Курс валют в банках Москвы

Яндекс.Погода

КТО СЕЙЧАС НА ФОРУМЕ:

Google [Bot], Yahoo [Bot], Bing [Bot]
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100