Что наш закон? Игра-а-а-а! (Санкт-Петербург)

Новости игорного бизнеса
07.07.2010

Корреспондент «В кризис.ру» посетил «лотерейный клуб», проиграл 250 рублей, но так и не смог понять, почему запрещенные год назад «однорукие бандиты» в Петербурге неожиданно стали легальными.

Когда игровые автоматы и всю прочую подобную индустрию развлечений погнали в особые зоны, то многие мудрые люди изумлялись. Удивляло, во-первых, то, что правительство, несмотря на кризис, отказывается от одной из доходных статей бюджета. Во-вторых, не верилось, что подсевшая на игровую лихоманку страна сможет так быстро с нее слезть. И, безусловно, все мы помним, что строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения.

И когда игровой индустрии было приказано отправляться в дальние края, то неожиданно выяснилось, что в законе существует дырка, позволяющая «лотерейным клубам» никуда не уходить. Тут же юридически грамотные граждане смекнули, что процесс вскрытия лотерейного билетика мало чем отличается от выпадения той же случайной комбинации на экране игрового автомата, и некоторые игровые клубы летом 2009-го стали стремительно переоборудоваться в лотерейные.

Говорят, что губернатор Валентина Матвиенко была недовольна этим перерождением и даже отправила письмо премьер-министру, где сообщала, что правительство Санкт-Петербурга обеспокоено ситуацией, связанной с распространением такого вида лотерей. Но все-таки с 1 июля «лотерейные клубы» были закрыты так же, как и все прочие.

Секрет здесь, думается, весьма прост: было бы желание власти, а найти для любого гражданина уголовное дело уже не проблема. Несколько месяцев в городе была игровая тишина, но вскоре поползли слухи, что некоторые казино, чьи площади пустуют, по-прежнему крутят рулетку для своих постоянных клиентов. Потом возникли «интернет-клубы», где можно было положить деньги на специальный счет и, зайдя с помощью компьютера в интернет-казино, с толком их умножить или наоборот. А вскоре появились и самые банальные «однорукие бандиты», что характерно, зачастую в тех же самых местах, где еще недавно находились клубы игровых сетей.

Депутат Госдумы Геннадий Гудков заявил «В кризис.ру», что, на его взгляд, основной причиной переноса игрового бизнеса в специальные зоны было разорение многих российских семей.

«Люди, как показывает медицинская практика, зависимы от игры. Так же, как существует наркомания, есть и игромания. И это было очень важным, существенным элементом в этом решении. Когда игровые автоматы находятся в специальных зонах, то человек еще подумает, поехать туда или нет. А когда они находятся в подвале каждого дома, в шаговой доступности, то возникают социальные проблемы», — пояснил парламентарий.

Ситуация очень интересная: Минфин вот уже год обещает разработать поправки к закону о лотереях, но воз и ныне там. Лотерейщики же утверждают, что все абсолютно законно, а на их сайтах (вместе с предложениями о партнерстве)  выставлены решения выигранных ими судов.

Но пряная атмосфера подполья эти края не покидает. Например, когда мы в одном таком представительстве «абсолютно официальной» лотереи попробовали выяснить подробности бизнеса, представившись потенциальными региональными партнерами, то нас попросили оставить номер сотового, обещая тут же перезвонить, так как «нежелательно сообщать подробности бизнеса по городской линии». В другом месте залогом сотрудничества должна была стать заполненная анкета на сайте, включающая такие прекрасные подробности, как ИНН, расчетный счет, «место фактической деятельности» и пр.  Наконец, нашлись и такие, которые не только не отказались с нами разговаривать без верительных грамот, но их даже не испугало то, что мы представители СМИ. Разве что название лотереи нас настоятельно просили не упоминать.

«Сначала в нашей сети продавали лотерейные билеты, а потом гость мог «добрать» на автомате, — рассказал представитель лотерейного клуба, — но сейчас, насколько мне известно, этим уже мало кто занимается. По сути, если говорить, что мы живем в правовом государстве, терминал представляет тот же лотерейный билет. Можно долго обсуждать особенности его программирования — чем лотерейный «бандит» отличается от обыкновенного. Но это законно».  

На вопрос, могу ли я, простой гражданин, открыть лотерейный клуб и заниматься этим видом легального бизнеса, помявшись, мне сообщили, что все равно, хотя это и законно, неплохо было бы иметь какую-нибудь крышу. 

Мы, конечно, не могли не посетить игровой клуб. Благо, открываются они в нашем городе все чаще и чаще. Интересно, что лишь на немногих висит табличка «Лотерейный клуб», остальные же обходятся яркими огнями, надписями «24 часа» или, на крайний случай, вывеской «Интернет-клуб». Забавно, что услуги интернет-доступа в этих клубах предоставляются далеко не всегда.

Клуб с отсутствующей вывеской, но яркими огнями на входе оказался абсолютно пуст: присутствовали только охранник, играющий на мобильном телефоне, да девушка, распоряжающаяся автоматами. Сделав простое лицо, я интеллигентно поинтересовался, законно ли все это. И объяснил, что вот хочу поиграть, но боюсь. Девушка меня уверила, что все абсолютно легально. Правда, она сильно удивилась, видимо, подобный вопрос ей задавали впервые.

«Запрещены игровые автоматы, а у нас лотерейный клуб», — объяснила она.

В чем разница между этими двумя понятиями, служащая игорного заведения объяснить не смогла. Деньги за обслуживание поступают девушке прямо в карман безо всякого кассового аппарата. После этого она вставляет в «лотерейный автомат» ключ и вносит данные о величине вашего кредита. Выигрыш выдается абсолютно таким же способом, но выиграть, скажу честно, мне не удалось. Есть подозрение, что если раньше этот бизнес худо-бедно контролировался государством, или, во всяком случае, существовала хотя бы возможность этого и законом был регламентирован четкий «уровень отдачи», то теперь эти обременения ни к чему.

За те полчаса, что я провел у «однорукого бандита», в клуб зашли несколько изумленных местных пенсионеров. Обозрев пространство и скорбно пожевав губами, они удалились. Кто-то попытался выяснить, «по какому праву» и пообещал пожаловаться. Охранник с девушкой пустились в печальные разговоры о том, что когда обещают жаловаться — это не беда, но вот «когда государство заходит с пистолетом наперевес» —  это уже неприятно. Также из их разговора следовало, что многое в этом деле зависит от конкретного участкового. Участковый, на территории которого находится данный клуб, насколько следовало из разговора, вполне разбирающийся.

Когда же я спросил про лицензию или что-то подобное, то на меня недобро посмотрели. Убедившись в том, что «красных корочек» у меня нет, объяснили, что в случае надобности ее привезет владелец.

Еще в одном клубе неподалеку коротали время человек восемь в спортивных штанах. Они сидели, несмотря на наличие стульев, на корточках, и провокационных вопросов я там задавать не стал.

Закон

К сожалению, в ГУВД, сославшись на серьезность темы, нам не смогли дать оперативный комментарий, но источники в правоохранительных органах говорят, что бороться с «лотерейщиками» весьма сложно: закон не признает лотереи игорным бизнесом и не вводит ограничений на размещение лотерейного оборудования. А само понятие этого оборудования настолько туманно, что под него подходит практически любой игровой автомат. Единственное, в автомате не должно быть купюроприемника, а игра должна вестись на «виртуальные» баллы, которые вы получаете после покупки лотерейного билета.

Понятно, что все эти хитрости шиты белыми нитками. Но разобраться с лотерейными клубами не получается даже у депутатов.

«Был серьезный спор с правительством, когда мы внесли законопроект с предложением четко определить технические и другие параметры лотерейных игр, отделить их от игрового бизнеса, — рассказал «В кризис.ру» Геннадий Гудков. — Мы встретили достаточно серьезное сопротивление. Правительство обещало нам внести на эту тему свой собственный законопроект, и пока это все в подвешенном состоянии».

Деньги

В 2003 году налог на игорный бизнес был переведен из федерального в местные бюджеты. В 2004-ом в бюджет Петербурга уже поступило 970,5 млн рублей. Сборы этого налога постоянно повышались, и, например, в 2007 году город на азарте заработал 2 млрд 567 млн 425 тыс. рублей. А в 2008 (последнем полном «игровом» году) в бюджет города поступило 3 млрд 284 млн 871 тыс. рублей.

Многие выступали против «заполонивших все» игровых автоматов, указывая на то, что хотя этот бизнес и приносит налоги в бюджет, но разоряет многие семьи. Сейчас ситуация сложилась поистине удивительная: «цивилизованные» виды азарта, такие как карты или рулетка, фактически запрещены, а игровые автоматы опять стремительно наступают. Получается, что закон не вывел игровой бизнес в отдельные зоны, а дал ему полную бесконтрольность и освобождение от игрового налога. Остается только понять, кто «хотел как лучше», принимая эти правила, — противники азарта или его сторонники? 

www.novayagazeta.ru



Просмотрено: 241 раз

Версия для печати | Обсудить на форуме | Все новости



<   Декабрь 2016   >

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Курс валют в банках Москвы

Яндекс.Погода

КТО СЕЙЧАС НА ФОРУМЕ:

Google [Bot], Yahoo [Bot], Bing [Bot]
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100