В споре между Генеральной прокуратурой и Следственным комитетом будет разбираться президент

Новости игорного бизнеса
22.02.2011

Дмитрий Медведев провел координационное совещание с руководителями правоохранительных органов

Автор — партнер адвокатского бюро «Падва и партнеры»

Борьба Генеральной прокуратуры со Следственным комитетом мало кого удивляет. Средства и аргументы, используемые сторонами в процессе выяснения отношений, в очередной раз подтверждают, что не то что «вертикали власти», но и просто государства у нас нет, а есть группы влияния, борющиеся друг с другом, чтобы ни одна из них не захватила слишком много власти. Общенациональные институты, защищающие интересы всех граждан и служащие всему обществу, а не отдельным его представителям, группировкам и сегментам, мы так и не создали. Государственные ведомства — это те же группы влияния, надевшие маскарадные костюмы, на которых нарисованы официальные мундиры.

Генеральная прокуратура и Следственный комитет должны представлять интересы государства. У государства не может быть по одному и тому же вопросу двух противоположных мнений. Деятельность прокуратуры и следствия должна быть организована так, чтобы ведомства в результате совместной работы формулировали позицию государства, которая никем уже не должна ставиться под сомнение. В действительности все происходит не так. Часто в суде при решении вопроса о заключении обвиняемого под стражу прокуратура и следствие занимают разные позиции. Это означает, что на заключении человека под стражу настаивает не государство, а ведомство. Думающий судья в этом случае должен отказывать в выдаче санкции: суд исходит из интересов государства, а не ведомства. На деле суды часто удовлетворяют такие ходатайства; от этого государство теряет уважение своих граждан.

Рассуждения о единой позиции государства имеют смысл, если сотрудники ведомств добросовестно исполняют свой долг и действительно защищают общественные интересы. Война Генеральной прокуратуры со Следственным комитетом свидетельствует об обратном. Прокуроры публично обвиняют следователей в предвзятости, необъективности, желании свести счеты. Опасное и неблагодарное занятие, поскольку в глазах общества следователи и прокуроры — одно, обвинения в адрес следователей население легко переносит на самих прокуроров. В результате авторитет и тех и других падает ниже нуля. Поэтому не стоит прокуратуре устраивать пресс-конференции и кричать: «Караул, наших бьют»! Но, похоже, натура требует. Чувство «семьи», команды, солидарности со «своими» лишает возможности заметить, как вся эта история убивает остатки доверия к прокуратуре, следствию и к власти в целом. При таких обстоятельствах говорить о согласованной работе ведомств просто глупо: понятно, что для чиновников существуют интересы и дела ведомства и не существует интересов и дел государственных.

Любопытны слова прокурорского начальника о том, что факт знакомства и совместного проведения досуга заместителя прокурора области и предпринимателя, владеющего игорным бизнесом, ни о чем не говорит. Конечно, этот факт не говорит о совершении прокурором преступления. Но вряд ли прокурорскому начальнику стоило говорить, что этот факт не говорит «ни о чем». Он говорит о непонимании заместителем прокурора области роли и места прокуратуры в государстве. Если человек выбрал работу в прокуратуре — органе, осуществляющем надзор за исполнением законов, то он существенно ограничил себя в возможности дружить, встречаться и проводить время с людьми, за деятельностью которых он надзирает. Это соображения того же порядка, что и соображения о том, что супруге мэра не стоит заводить деловые связи с городом, где командует ее муж. Если высокопоставленный прокурор этого не понимает, то можно предположить, что он выбрал работу в прокуратуре не потому, что ему интересно надзирать за исполнением законов, а по каким-то другим причинам

Любопытно, что прокуратура надзирает за следствием в отношении своих сотрудников. Не хочу сказать, что такое в принципе невозможно. В государствах, где коррупция сведена к минимуму, где общество уверено, что прокуроры ставят интересы государства выше корпоративных, такое, вероятно, возможно. Но сегодняшняя Россия от этого еще очень далека, и не нашим прокурорам быть судьями в собственном деле.

В споре между Генеральной прокуратурой и Следственным комитетом будет разбираться президент. Это означает, что правоохранительная система в России не работает. Нет никакой уверенности в том, что верховная власть вмешается для защиты общественных интересов, а не для разбора конфликта между враждующими сторонами «по понятиям». Последнее было бы для нас и понятнее, и привычнее.

Возможно, публичная ссора Генеральной прокуратуры со Следственным комитетом все-таки принесет пользу: нагляднее станет отсутствие у нас государства и ощутимее насущная потребность в его создании.

Автор — партнер адвокатского бюро «Падва и партнеры»



Адрес источника: www.forbes.ru
Просмотрено: 388 раз

Версия для печати | Обсудить на форуме

Все новости