Все системы

"Нам нечего скрывать, кроме профессиональных секретов" (Видео)

Видеорепортажи игорного бизнеса
24.02.2011

На "Деловом завтраке" в "Российской газете" побывал начальник ГУВД по г. Москва генерал-лейтенант милиции Владимир Колокольцев.

При виде камеры гость "РГ" сообщил, что у него уже выработался иммунитет от прямых эфиров. По его словам, ведомство исповедует максимальную открытость и прозрачность при принятии решений. "Если  остается вопрос за кадром и у читателей возникают вопросы - всегда есть сегмент для недомыслия, сомнений, инсинуаций. Поэтому мы и работаем в таком режиме: нам нечего скрывать, кроме профессиональных секретов", - отметил Владимир Колокольцев.

Вопрос прозрачности и открытости принципиален. Ведь освещение в СМИ деталей и нюансов работы могут помешать работе служб. Колокольцев согласился с тем, что иногда освещение методов работы действительно нежелательно и может сказаться на эффективности и качестве расследований: "Статьи, где раскрываются методы нашей работы, в угоду сенсационности может и нужны СМИ. Но в силу специфики работы оперативных служб элемент сенсационности наносит нашей работе непоправимый вред".

Комментируя вопрос про теневой бизнес, Колокольцев рассказал о том, что последние три месяца ведется активная работа по выявлению игровых заведений в столице. За это время в городе было закрыто около 388 игорных заведений. И, несмотря на то, что сомнения в результате такой работы были, уже сейчас можно сделать вывод, что нелегальный бизнес в столице победить удалось. "Секрет успеха - консолидированная работа всех правоохранительных структур. Совещание при мэре показало, что поручение президента по искоренению игорного бизнеса вполне исполнимо при наличии воли и желания всех органов власти", - подчеркнул глава ГУВД столицы.

Большое внимание Владимир Колокольцев уделил вопросам о процессуальных нормах, регулирующих работу сотрудников правоохранительных органов. Он считает, что не имеет смысла сравнивать законодательные и организационные методы работы российских и иностранных служб. При этом поправки в действующее уголовно-процессуальное законодательство, по его мнению, необходимы. "Например, задержание по подозрению в совершении преступления - 48 часов. Раньше было 72. То есть трое суток, пока подозреваемый находился в ИВС, нам хватало, чтобы собрать необходимые доказательства. К примеру, в Германии, Италии этот срок - до 5 суток. У нас сократили до 48 часов. Но и их в реальности тоже нет. Отбрасываем 16 часов ночное время, когда нельзя проводить следственные мероприятия, отбрасываем время для встречи с адвокатом. Остается меньше 20 часов для того, чтобы решить, заключать ли под стражу гражданина".

Мы публикуем краткую онлайн-стенограмму ответов, которые наш гость дал в ходе встречи.

Российская газета: Владимир Александрович, у всех на слуху громкий скандал, связанный с игорным бизнесом в Подмосковье. Вы также проводите спецоперации по выявлению и подавлению подпольных казино. Есть мнение, что все эти заведения хорошо известны, и на них раньше просто закрывали глаза? Или все-таки они настолько хорошо конспирируются?

Владимир Колокольцев: Очередной кампании нет, работа проводится третий месяц. Планомерно: выявляем, документируем, изымаем оборудование. Буквально на днях прекращена деятельность еще некоторых. И в ближайшее время опять проведем новые рейды.

РГ: В чем секрет успеха: агентура отличилась?

Колокольцев: Вы знаете, я за полную открытость и максимальную прозрачность работы милиции. Скрывать нам нечего, кроме профессиональных секретов и методов работы с оперативной точки зрения. На вопрос о секрете успеха отвечу так: за три месяца удалось закрыть 388 нелегальных игорных заведений благодаря консолидации усилий всех правоохранительных органов. Заведения закрыли, оборудование изъяли и вывезли, точку поставили.

Милиция, прокуратура, ФСБ, городские власти - каждый занимался своим делом. Милиция получала информацию и проводила проверку, изымали игорное оборудование, наши эксперты проводили исследования (устроители казино модифицировали платы, пытаясь сделать так, чтобы внешне все напоминало не запрещенные игры, вроде "стимулирующей лотереи"). Власти в префектурах выделяли помещения, где изъятое оборудование складировалось. Судьи выносили решения, через службу судебных приставов передали изъятое Росимуществу. По вступившим в силу приговорам оборудование уничтожалось силами самой милиции. Прокуратура надзирала за законностью и следила за тем, чтобы никто не вмешивался в процесс вынесения судебных решений. Возможное коррупционное вмешательство отслеживало ФСБ. В общем, все задействованы. На координационном совещании при мэре Москвы подвели итоги: поручение президента по борьбе с казино реально исполняется.

РГ: Казино могли бы работать без "крыши"?

Колокольцев: Не могли. Всегда в нелегальном бизнесе есть вмешательство структур, которые его выгораживают. Соответственно, если отсечь их вмешательство, то можно решить проблему.

РГ: Вам удалось нащупать нити, которые ведут к тем, кто крышевал? Пусть даже пока без имен и фамилий.

Колокольцев: Мы работаем в правовом поле. К нам с мест поступает оперативная информация, но пока она не получает, скажем так, процессуального подтверждения, мы не можем объявлять: было наличие крыши или нет. К тому же, вы знаете о замечаниях президента по недопустимости вброса в СМИ информации без процессуального подтверждения.
РГ: Много игорных заведений еще в городе?

Колокольцев: Вы знаете, еще в годы Советской власти были так называемые "катраны", то есть нелегальные игровые залы в квартирах. В основном, там играли в карты. Есть они и сейчас, это мы не отрицаем. Работаем. Сталкиваемся с определенными трудностями. В квартиры граждан сотрудникам милиции значительно сложнее получить доступ, так как для этого необходимо решение суда. Однако, криминалитет может не сомневаться: доберемся и до них. Конечно, в установленном законом порядке.

РГ: На организаторов вышли?

Колокольцев: Чтобы привлечь организаторов, нужно задокументировать прибыль, без этого не возбудить уголовного дела по организации нелегального игрового бизнеса. Это сложно, они не дают в игровых залах накопиться большой выручке, своевременно проводят инкассацию. Потому мы пошли по пути административного пресечения. Что, замечу, не отрицает уголовного преследования.

Наиболее простой путь: административное пресечение, поскольку здесь достаточно самого факта работы игорного заведения. Я считаю, для граждан важнее конечный результат. И здесь он налицо: заведение закрыто, оборудование изъято, уничтожено. Не на чем им больше играть.

 



Адрес источника: www.rg.ru
Просмотрено: 3963 раз

Версия для печати | Обсудить на форуме

Все новости