Все системы

Игра как заболевание социальное и психическое (Хакасия)

Другие новости
04.04.2011

 

Желание разбогатеть, не прикладывая к этому никаких усилий, “съедает” миллионы молодых людей по всему миру. Поддавшись соблазну мгновенного выигрыша, они забывают обо всем на свете — и уже ничто и никто не оторвет их от рулетки, игрового автомата или тотализатора.

Резервационный игровой бизнес не рентабелен

Первые игровые автоматы в нашей стране появились в 1988 году в гостиницах госкоминтуриста СССР. Конечно же, этот вид услуг представлялся иностранцам — с оплатой в свободно конвертируемой валюте. Спустя год сначала в Эстонии, а потом и в Москве возникли первые казино, куда попасть простому советскому гражданину не представлялось возможным.

Уже в 2005 году, по самым скромным подсчетам, оборот в сфере игорного бизнеса в России уже составлял пять-шесть миллиардов долларов. В 2006-м в стране было выдано свыше 6300 лицензий, позволявших заниматься этим видом деятельности.

А с 1 июля 2009 года в силу вступил федеральный закон, в соответствии с которым все казино и букмекерские конторы должны располагаться в четырех специальных игровых зонах. Но, по прогнозам экспертов, такой строго резервационный бизнес будет нерентабельным. Туда не потянутся ни инвесторы, ни игроки. В результате бывшие игорные заведения вместо того, чтобы перебраться в специальные зоны, лишь сменили вывески.

 

 Клуб закрыт, но…

Работа по прекращению незаконной деятельности игорных заведений в Хакасии правоохранительными органами проводится с 2007 года. Активная же позиция ими была занята в прошлом году.

— Наши сотрудники не могут просто прийти и закрыть игорное заведение. Мы можем действовать только в рамках тех полномочий, которые предусмотрены федеральным законом “О прокуратуре Российской Федерации”, — поясняет помощник прокурора Хакасии Дарья Михайленко. — Первое время клубы закрывали, но изъять оборудование правоохранители не имели права. В результате вскоре на том же месте под новой вывеской появлялось другое игорное заведение.

До октября прошлого года Арбитражный суд отказывал в рассмотрении дел, связанных с игорным бизнесом. Только по постановлению Высшего арбитражного суда привлечение к административной ответственности лиц, осуществляющих незаконную азартную деятельность, было признано правомерным.

— В отношении 44 клубов, выявленных в прошедшем и нынешнем годах в Хакасии, прокуроры направили в суды исковые заявления о признании деятельности незаконной. Все иски удовлетворены, 24 уже вступили в законную силу, — продолжает собеседница. — Всего изъято 926 игровых автоматов, 50 игровых плат, 20 компьютеров и одна рулетка.

Так, в Абакане благодаря действиям прокуратуры и других правоохранительных органов арбитражным судом к административной ответственности с уплатой штрафа в 40 тысяч рублей и конфискацией 58 игровых автоматов привлечено общество с ограниченной ответственностью “Фортуна”. В Сорске городским судом рассмотрен материал в отношении директора обособленного подразделения ООО “Бизон”, которого наказали штрафом в размере четырех тысяч рублей. К тому же у него конфисковали десять игровых автоматов. По постановлению прокурора Абакана мировым судьей привлечен к административной ответственности руководитель обособленного подразделения ООО “Компания Родина”: штраф в четыре тысячи рублей с конфискацией 27 игровых автоматов.

Не секрет, что люди, занимающиеся незаконной игорной деятельностью, идут на любые ухищрения, чтобы сохранить сверхприбыльный бизнес. В России уже несколько лет наблюдается переход таких заведений в закрытый режим работы. По оперативным данным прокуратуры, в Хакасии подпольно еще действуют игорные заведения, но их единицы.

— Клуб официально закрыт, вывеска снята, но над дверью работает камера наружного наблюдения, — рассказывает Дарья Михайленко. — Постоянных клиентов здесь знают в лицо, охранник открывает им дверь. Эти клубы находятся под наблюдением оперативных сотрудников. Как только появляется возможность проникнуть в заведение — организуется доследственная проверка. В процесс его ликвидации включается и прокуратура.

Борьба с незаконным бизнесом затруднена и по той причине, что владельцы игорного оборудования фактически находятся в других субъектах страны. Например, иск о признании деятельности ООО “Спутник” незаконной на основании определения Абаканского городского суда направлен на рассмотрение в Московский городской суд, в отношении букмекерской конторы ИП Евсютина — Железногорский городской суд Красноярского края, ООО “МИА” — в Приморский районный суд Новороссийска.

— Процесс закрытия игорных заведений длительный, — продолжает пояснения помощник прокурора Хакасии. — Ведь сотрудники правоохранительных органов действуют только в рамках правового поля и в соответствии с установленными полномочиями. К тому же мы не можем просто так зайти на тот или иной объект и начать проверку. Нам нужна информация, сигнал, поэтому просим жителей республики сообщать о фактах организации подпольного игорного бизнеса. Такие сообщения примет дежурный прокурор республики по телефону 35-79-90. Можно звонить также в районные и городские прокуратуры. Их телефоны желающие найдут на сайте прокуратуры Хакасии.

После того, как большинство игровых и лотерейных клубов в стране удалось закрыть, ожидается появление  большого количества играющих в азартные игры в сети Интернет. Бороться с этим видом игромании еще сложнее, считают специалисты.

 

Игроманию проще предупредить

 Однорукие бандиты не носят золотых цепей и не ездят на “стрелки”, но чужие карманы вычищают ничуть не хуже своих двуруких коллег. В среднем за ночь игроки проигрывают 50 — 60 тысяч рублей. Можно привести массу случаев, когда внешне добропорядочные граждане спускали в игорных заведениях крупные суммы, а их семьи лишались жилья, чтобы рассчитаться с долгами игромана.

Почему же, несмотря на все это, доходы организаторов незаконного бизнеса не падают, а количество игроков не уменьшается? Этот вопрос мы адресовали начальнику психологической лаборатории колонии-поселения № 31 УФСИН по Хакасии Татьяне Верняевой.

— По мнению ученых, риск стать игроманом никак не зависит от социальных или биологических характеристик личности. Скорее, от характера и темперамента, причем последний, как считается, передается по наследству, — говорит Татьяна Робертовна. — Есть особая категория людей, которые играют, чтобы завоевать признание или зависть окружающих, убежать от проблем реальной жизни. Это патологические игроки, их страсть — болезнь, которую необходимо лечить, пока она не привела к деградации, разорению, возможно, к самоубийству. Игромания часто сочетается с алкоголизмом. По статистике, пьющие люди становятся патологическими игроками в 23 раза чаще, чем непьющие.

Мир, в котором живет такой игрок, — воображаемый. Воображение строит иллюзии вокруг предполагаемого выигрыша и той роскошной жизни, которую удача в игре позволит вести. В мечтах его жизнь прекрасна и легка, похожа на красивую сказку. Однако реальный выигрыш никогда не бывает достаточно велик для того, чтобы воплотить в жизнь даже часть мечты. Если такому игроку удается сорвать куш, то вместо того, чтобы радоваться выигрышу, он лихорадочно начинает воображать себе еще более роскошные и потому недосягаемые картины жизни. Он проигрывает все свалившиеся на него деньги в погоне за следующим, более крупным выигрышем, который, как ему кажется, приблизит к пределу мечтаний. Неизбежные проигрыши заставляют человека, подсевшего на игровой допинг, чувствовать себя никчемным неудачником и загоняют его в воображаемый мир еще глубже. Стоит ли говорить, что реальность приносит игроману страдания и дискомфорт и он стремится быстрее сбежать из нее в свое воображение. Патологический игрок ничем не отличается от наркомана или алкоголика, и уже с 60-х годов прошлого века медицина и психотерапия предлагают для лечения методы, сходные со способами лечения любой другой зависимости.

Проблема состоит в том, что, подобно алкоголику и наркоману, большинство помешанных на игре считают себя совершенно здоровыми, способными остановиться по своему желанию. Многие игроки стесняются зависимости, считая ее пороком или слабоволием, но не признаются даже себе в том, что это болезнь. Они пытаются справиться с этим сами: дают себе бесконечные обещания не играть или поиграть какое-то ограниченное время на определенную сумму. Конечно, эти попытки не заканчиваются успехом. Со временем больной игроманией все более погружается в водоворот вины, стыда, неудовлетворенности, тревоги, что в конце концов приводит к раздражительности, депрессивным состояниям, безысходности, мыслям о самоубийстве.

Игромания может проявиться как болезнь в чистом виде и, что случается гораздо чаще, как один из симптомов другой психической болезни: депрессии, маниакальных состояний, даже шизофрении.

Первым шагом для игрока на пути к изменению жизни станет признание того, что игромания — это заболевание, которое нужно лечить и которое, что очень важно, поддается лечению. Свидетельством тому — миллионы людей во всем мире, которые смогли остановиться и не потерять себя в нескончаемой азартной гонке за сомнительным выигрышем. Эти люди смогли заново начать строить свою жизнь, сохранить семью, добиться успеха на профессиональном поприще, обрести поддержку и искренность во взаимоотношениях. Они смогли просыпаться утром без мучительных мыслей об игре и деньгах, без раскаяния и стыда, без чувства беспомощности и страха, без постоянной лжи и ощущения тупика. Смогли подняться со дна и получать удовольствие от жизни без игры.

Но излечить игроманию гораздо сложнее, чем ее предупредить.



Адрес источника: Газета "Хакасия"
Просмотрено: 2349 раз

Версия для печати | Обсудить на форуме

Все новости


КТО СЕЙЧАС НА ФОРУМЕ:

Grein, Alex17, Google [Bot], Bing [Bot], Yandex [Bot], miller316