Все системы

Путешествие в «город греха»

Другие новости
19.08.2011


Репортер «НИ» побывал в непризнанном государстве, где рулетка заменила наркотики


Мьянма перестает быть раем для наркобизнеса, а становится страной туризма и казино.Фото: AP
Мьянма перестает быть раем для наркобизнеса, а становится страной туризма и казино.

Недавно Управление ООН по наркотикам и преступности с удивлением констатировало тот факт, что резко сократилось количество опиума, поступающего на мировые рынки из района на стыке Мьянмы (бывшая Бирма), Таиланда, Лаоса и Китая, более известного как «золотой треугольник». Еще в 1990-е этот регион, прежде всего его мьянманская часть, где властвовали сепаратистские группировки, которые промышляли наркобизнесом, был безусловным мировым лидером по выращиванию наркосырья. А в 2010 году на Мьянму пришлось всего 12% общемирового производства опиума. Причина этого безусловного успеха в том, что власти, не помирившись окончательно с сепаратистами, позволили «наркобаронам» вкладывать деньги в легальную экономику в тех районах, которые они контролируют. В том, что такая тактика дает определенные плоды, лично убедился корреспондент «НИ», побывавший в одном из непризнанных сепаратистских государств Мьянмы.

Город Тачилек, расположенный в контролируемой мьянманскими властями части «золотого треугольника», сегодня стал популярной туристической точкой. Иностранцев притягивает сюда в первую очередь возможность посетить экзотические племена, живущие в окрестных горах. Особенно зарубежных визитеров привлекают женщины с искусственно вытянутыми шеями. Практически все местные жители занимаются обслуживанием туристов и не продают ничего более опасного для здоровья, чем тайский виски.

Однако именно неподалеку от этого города вашему корреспонденту удалось «выйти на след наркомафии». Бродя по горам, я неожиданно наткнулся на деревеньку, где остановились на постой мьянмарские военные. Бравые солдаты чувствовали себя здесь, как дома. Они качались в гамаках на верандах хижин, лениво наблюдая за тем, как крестьянки режут куриц, предназначенных для обеда непрошенных гостей. Мое присутствие не оказалось незамеченным, и офицеры пригласили меня разделить с ними трапезу. «Об армии в Мьянме говорят всякое. А на самом деле мы просто смотрим за порядком, помогаем людям», – на хорошем английском начал беседу со мной старший из военных. Мне не оставалось ничего другого, как согласиться. Как оказалось, в окрестностях деревни военные проводят учения «на случай вылазки сепаратистов и наркомафии». Как уверяли меня мои новые знакомые, в контролируемой войсками части «золотого треугольника» маковых плантаций уже фактически не осталось, а вот «на территории повстанцев наркотиками торгуют в открытую».

Добраться до мятежников, как выяснилось, можно даже на обычном такси. Это никого не удивляет: между сепаратистами и мьянманскими властями установлен своеобразный статус-кво. Военные не суются в укрепленные города сепаратистов, при этом не препятствуя вложению денег в их инфраструктуру, а те не совершают нападений на армейские патрули нигде, кроме труднодоступных районов джунглей.

В пограничный с Китаем город Менг Ла идет разбитая проселочная дорога. Пока мы ехали, подпрыгивая на многочисленных кочках и рытвинах, я вспоминал мьянманские города, где даже электричество подается с перебоями, и с тоской размышлял, какой дырой должно быть это непризнанное государство Шан. И вдруг часа через три пути я неожиданно попал в другой мир. Проселочная дорога сменилась великолепным шоссе, а вместо привычных для Мьянмы деревянных хижин стали появляться аккуратные каменные дома с надписями на китайском. На одном из них я заметил рекламу кока-колы, запрещенной в Мьянме, как чуждой местному образу жизни, и попросил водителя остановиться. Купить американский напиток с первой попытки не удалось: продавец категорически отказался принимать мьянмарские деньги и потребовал китайские юани. Доллары он все же принял, хотя и неохотно.

После нищей, неухоженной Мьянмы Менг Ла производил впечатление города с другой планеты: украшенные неоновой рекламой небоскребы, великолепные магазины и изысканнейшие рестораны с самой экзотической пищей (около кафе в качестве приманки для гурманов стояли огромные аквариумы с питонами и другими змеями). Спокойствие этого чуда охраняют местная армия и полиция. В городе говорят только на китайском. Это неудивительно: здесь проживают китайцы и родственная им народность шан. Электричество и Интернет сюда поступают из Поднебесной, а китайские сим-карты работают без роуминга. В Китае называют Менг Ла «азиатским Лас-Вегасом», или «городом греха». И действительно, казино открыты практически в каждом отеле. Подавляющая часть их клиентов – приезжие из Китая.

Игорный бизнес стал развиваться здесь в начале 90-х годов прошлого века, когда местные наркобароны решили покончить с прежним ремеслом и найти ему альтернативу. Как бы подводя итог своей деятельности, мафия даже открыла музей опиума, посвященный нелегкой деятельности торговцев смертью. Другой подобный музей был открыт в одном из тайских городов «золотого треугольника». Впрочем, скоро я убедился, что азартными играми список разрешенных здесь пагубных человеческих пристрастий не ограничивается. Навстречу мне, покачиваясь, шли полупьяные молоденькие европейки и отчетливо матерились по-русски. Они оказались родом из Благовещенска. Древнейшую профессию начали осваивать еще в Китае, однако затем, во избежание конфликтов с полицией, перебрались в более терпимый Менг Ла, где проституция фактически разрешена. «Здесь работают не только русские и украинки, но и румынки, и даже негритянки! В рекламных буклетах публичных домов так и пишут: «Для вас девушки из любой точки земного шара», – не без гордости рассказывает мне проститутка Вероника.

Спрашиваю соотечественницу о наркотиках. Оказывается, особых проблем нет и с ними. Так, в ночных клубах и на дискотеках можно без труда купить не только опиум, но и сильнейшие синтетические наркотики метамфетамин, амфетамин и экстази. Однако открытая торговля зельем все же прекратилась. За нее полиция государства Шан может и арестовать. «Сейчас заниматься наркотиками уже не так выгодно, как раньше. Да, эти роскошные казино и публичные дома построены на деньги, вырученные от продажи наркотиков. Но сегодня производство опиума уже не является основным занятием жителей нашего города. Теперь гораздо надежней заниматься игорным бизнесом или, на худой конец, сутенерством», – раскрыл мне секрет пусть своеобразного, но все же экономического чуда «города греха» менеджер казино «Дракон» Чин Лунг Фей.



Адрес источника: Новые Известия
Просмотрено: 1833 раз

Версия для печати | Обсудить на форуме

Все новости


КТО СЕЙЧАС НА ФОРУМЕ:

Google [Bot], Bing [Bot], AhrefsBot, Yandex [Bot], MailRu [Bot], Yandex [Metrika]