Все системы

В Южной Корее будут принудительно лечить игроманов

Игорный бизнес зарубежом
12.12.2013

 

Корейская Ассоциация интернета и цифровых развлечений обвиняет власти в попытке уничтожения национальной игровой индустрии


В Южной Корее будут принудительно лечить игроманов

Парламент Южной Кореи рассматривает законопроект, по которому зависимость от компьютерных игр окажется приравнена к алкоголизму и наркомании. Для страны, организовавшей первый в мире чемпионат по этому виду «спорта», игромания превратилась из стиля жизни в настоящий бич — в первую очередь, для молодежи. Последние исследования показывают, что около 2% корейцев в возрасте от 10 до 19 лет страдают от компьютерной зависимости. Вслед за родителями и религиозными деятелями тревогу забили власти.

— В Корее существует четыре категории зависимых, нуждающихся в лечении: 2,18 млн алкоголиков, 590 тыс. игроков казино, 90 тыс. наркоманов. И — 470 тыс. игроманов. Всего это составляет 6,7% корейского населения, то есть 3,33 млн человек, — заявил депутат от правящей консервативной партии «Сэнури» («Новый мир») Хванг Ву Йе. — Необходимо понять страдания их семей и вылечить больных. Это позволит нам в будущем жить в более здоровой среде и защитить наше общество от «демонов».

Подготовленный депутатами от «Сэнури» законопроект предполагает создание специальной комиссии, которая уже в ближайшем будущем может ограничить доступ к цифровым развлечениям.

Ранее правительство Южной Кореи уже предпринимало попытки остановить развитие игромании среди населения. По словам игрового аналитика компании INNOVA (издатель и локализатор онлайн-игр на территории России и СНГ) Дмитрия Носова, для впавших в зависимость детей, например, устраивались лагеря наподобие тех, в которых тренируют морскую пехоту США, чтобы показать, что есть и реальная жизнь. В интернет-кафе было запрещено курение, чтобы заставить игроков хоть изредка выходить на улицу и отрываться от экрана. Как и во многих других азиатских странах, каждый человек, вступающий в игру, создает себе аккаунт, к которому привязывается идентификатор с указанием возраста. По действующему с 2011 года так называемому закону Золушки, доступ несовершеннолетним к онлайн-играм перекрывается между 0.00 и 6.00. Плюс к этому программа делает определенные перерывы — через каждые три часа игра выключается на 30 минут, чтобы человек отдохнул.

Однако этого, по мнению авторов законопроекта, недостаточно. Заставил власти задуматься серьезнее над проблемой игромании нашумевший случай, когда трехлетняя девочка умерла от истощения, пока ее родителя играли в интернет-кафе.

— Развитие компьютеров сегодня таково, что они стали во многом замещать жизнь. Мы заказываем через интернет продукты питания и товары, технологии 3D и 4D позволяют получать практически те же эмоции, что при взаимодействии с женщиной, другом, семьей. На этом фоне у игромана постепенно происходят аутизация (ослабление контактов с окружающими) и уход из реального мира, — говорит психолог Татьяна Ретюнская.

По ее словам, как при алкоголизме или наркомании, в основе зависимости от видеоигр лежит некий дефицит личности. Исследование среди студентов 65 стран Организации экономического сотрудничества и развития в 2012 году это подтверждает: молодые корейцы реже всех считают себя счастливыми. Эмоции, которые они получают онлайн, облегчают им восприятие мира, отмечает психолог. В результате идет деградация личности. Есть у этой зависимости и социальная опасность — популярные среди геймеров агрессивные игры ведут к росту преступности в обществе.

Корейские парламентарии предложили в рамках нового законопроекта создать также механизм выявления и лечения зависимых. Они рассчитывают создать фонд, в который будет направляться 1% от прибыли индустрии компьютерных игр. Правда, психологи к этому относятся довольно скептически.

— Насильственное лечение зависимости не ведет к реальным результатам. Для этого необходимо осознанное желание самого больного жить другой жизнью. У России есть свой опыт — вытрезвители борьбе с алкоголизмом не помогли, а процент излечения алкоголиков и наркоманов низкий — около 10%, — говорит Ретюнская.

К тому же правительство Южной Кореи продолжает и довольно противоречивый вектор, продвигая проект по переводу школьников с учебников на планшеты. Это заставит корейцев приобщиться к компьютерам поголовно и с раннего возраста.

Против законопроекта уже выступили представители индустрии онлайн-игр. Ассоциация интернета и цифровых развлечений Кореи (K-IDEA) разместила на своем сайте петицию, в которой правительство обвиняется в снижении конкурентоспособности корейских компаний и уничтожении национальной игровой индустрии, что в дальнейшем негативно скажется на экономике в целом. Около 100 тыс. корейцев заняты в индустрии. Только в прошлом году экспорт компьютерных игр принес в казну Южной Кореи $3 млрд. К настоящему моменту свои подписи под петицией против законопроекта поставили уже более 304 тыс. человек.

— В игровой индустрии онлайн-игр Южная Корея входит в тройку лидеров. Эта отрасль приносит в ее ВВП более 0,5% дохода, — отмечает Носов.

По словам эксперта, более половины корейцев играют не только на компьютерах, но и на планшетах, телефонах, других устройствах.

Среди российских геймеров инициатива корейских депутатов также вызвала недовольство, хотя данная индустрия у нас развита далеко не так, как в Южной Корее.



Адрес источника: Известия
Источник: http://izvestia.ru/news/562405
Просмотрено: 2218 раз

Версия для печати | Обсудить на форуме

Все новости