Все системыTVBETPowerTrade

«При легальной работе букмекера в России самый главный правовой риск – это аннулирование лицензии». Интервью с Марией Лепщиковой, юристом ООО «Правовая линия»

17.04.2019

«При легальной работе букмекера в России самый главный правовой риск – это аннулирование лицензии». Интервью с Марией Лепщиковой, юристом ООО «Правовая линия»

Новое в юридической работе возникает либо из вновь принимаемых нормативно-правовых актов, либо из нового конкретного прочтения ранее принятых актов судами – утверждает юрист ООО «Правовая линия» Мария Лепщикова.

В интервью Russian Gaming Week эксперт поделилась мнением о сложностях в правовом комплаенсе для букмекеров и о возможном упразднении букмекерских СРО, а также рассказала о необычном кейсе из своей юридической карьеры.

Интервьюер: Russian Gaming Week (RGW)
Респондент: Мария Лепщикова (М.Л.)

RGW: Скажите, что для букмекеров самое сложное в правовом комплаенсе в России?

М.Л.: При легальной работе букмекера в России самый главный правовой риск – это аннулирование лицензии. Так, получение новой лицензии фактически не гарантировано.

Положение о лицензионных требованиях к букмекерам в России утверждено Правительством в Постановлении № 1130. Согласно Положению, несоблюдение ряда требований (в том числе и сугубо формальных) является грубым нарушением.

За грубое нарушение у компании-букмекера может наступить административное приостановление деятельности (временное, по решению суда общей юрисдикции) на основании ч. 4 ст. 14.1.1. КоАП РФ, а в соответствии со ст. 20 ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», налоговый орган может подать заявление в Арбитражный суд об аннулировании лицензии букмекера.

Получение новой лицензии – это очень долгий процесс без гарантии результата:

  • 31-я лицензия получена в марте 2016-го;
  • 32-я лицензия получена летом 2018 года – то есть новая лицензия получается пока не чаще одной в два года.

RGW: Насколько развито правовое регулирование гемблинг-сферы в России по сравнению, скажем, со странами Европейского союза?

М.Л.: Давайте посмотрим на объективные факторы. Законодательство Российской Федерации в данной сфере часто претерпевает изменения, дорабатывается, то есть находится в состоянии развития. Это логично, так как в силу глобальных изменений в векторе развития государства в 90-е и 00-е годы законодательство РФ в разных сферах регулирования фактически строилось с нуля.

При этом законодательство многих стран Западной Европы развивалось поступательно на протяжении десятилетий, если не сказать – веков.

В связи с чем законодательство Западной Европы на тему, в частности, азартных игр можно назвать давно сформированным и устоявшимся – по крайней мере, с точки зрения основных принципов и постулатов. Естественно, это не исключает внесения изменений, но они, как правило, – логическое продолжение имеющегося вектора развития и нужны в связи с технологическим развитием индустрии в целом.

А вот в РФ еще каких-то 30 лет назад все было в корне иначе.

Также необходимо отметить, что страны Восточной Европы, также около 30 лет назад пережившие сильную перенастройку своей государственности, войдя в Евросоюз, логично перенимают тот опыт коллег, который был у западноевропейцев.

Полагаю, уместно констатировать факт, что по сравнению с законодательством Евросоюза, законодательство РФ, регулирующее гемблинг-сферу, пока находится в состоянии «развития», а не в состоянии «развитости».

Об этом, например, свидетельствует до сих пор не устраненная проблема «двойной идентификации» игроков при приеме интерактивных ставок и т. д.


RGW: 4 декабря Госдума обсуждала вопрос об упразднении букмекерских СРО, мотивируя это тем, что они дублируют функции лицензирующего органа. Поделитесь своей точкой зрения на эту инициативу.

М.Л.: Насколько я помню, в официальных сообщениях было два аргумента для обсуждения вопроса об упразднении СРО, и первый – это не «дублирование», а «неэффективность».

Конечно, я говорю об «эффективности» в разрезе интересов государства, а не об «эффективной работе» внутри СРО над обсуждением своих внутренних проблем.

В соответствии со ст. 14.1 ФЗ № 244-ФЗ, СРО должны в случае нарушения их членами определенных законодательных норм исключать таких членов из СРО – а без действительного членства в СРО букмекер сегодня не имеет права работать.

Таким образом, изначально государство закладывало в нормы закона те положения, согласно которым СРО исключает (тем самым не дает работать) букмекеров за их неправомерное поведение.

На практике таких примеров не было. Вполне логично, что у государства мог возникнуть вопрос о неполном реагировании СРО на действия его членов.

Законодатели обсудили вопрос о нужности СРО в дальнейшем.

Разумеется, СРО это заметили и приняли к сведению. Зимой появились примеры публичных предупреждений со стороны СРО по отношению к членам СРО о недопустимости нарушений норм закона. Ни одна СРО не исключала членов, но некоторые были поставлены «на вид», чего раньше, насколько я помню, не случалось.

Таким образом, я думаю, что законодатели хотели показать СРО, что если они недостаточно эффективны по мнению законодателей, то их могут упразднить. Это не значит, что упразднят, но – могут, если государство не будет видеть для себя пользы в институте СРО (пользы не для букмекеров, а для государственных целей: к примеру, собираемость целевых отчислений на спорт и т. д.).

Полагаю, все СРО понимают, что смысл их деятельности для государства заключается не в том, чтобы «предоставлять букмекерам и тотализаторам площадку для тематических дискуссий и обмена опытом», а в том, что государство хочет от СРО выполнения функций по недопущению нарушений закона со стороны букмекеров.

Возьмем, например, нарушение в виде неуплаты целевых отчислений. Я как юрист понимаю, что Пункт «О» Постановления Правительства РФ № 1130 «О лицензировании деятельности по организации и проведению азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах» – негрубое нарушение лицензионных требований. Следовательно, налоговый орган не может прекратить работу букмекера в связи с его неуплатой целевых отчислений на спорт, а только собрать материал на штраф.

А вот согласно ч. 20 ст. 14.1. ФЗ № 244-ФЗ, в случае нарушения ст. 6.2. того же закона (неуплата целевых отчислений при доказанном факте пари на событие, организованное российской спортивной лигой или федерацией) – СРО должна исключить букмекера, тем самым перекрыв ему осуществление деятельности.

Таким образом, законодатель сознательно дал в руки СРО такого рода рычаги воздействия и, наверное, хочет, чтобы СРО их применяли.

На рассуждения о том, что «СРО – это уникальная площадка по обмену мнениями, опытом и т. д.» – я вообще не обращаю внимания. Никто никому не мешает общаться, встречаться, обмениваться опытом вне формата СРО. Так что аргумент о сохранении СРО как формата взаимодействия букмекеров между собой – это не аргумент, на мой взгляд, для целей государства.


RGW: Поделитесь самым необычным кейсом за вашу юридическую карьеру в сфере гемблинга.

М.Л.: Самым запоминающимся событием за 15-летнюю юридическую карьеру в сфере юридического сопровождения азартных игр (да и просто, пожалуй, за всю мою почти 20-летнюю карьеру юриста) для меня стало дело осенью 2006 года по обжалованию (признанию недействующими) отдельных положений Закона одного из субъектов России (Республики Коми) о запрете/ограничении объектов игорного бизнеса на территории субъекта РФ. По делу было четыре заявителя (компании, работавшие в регионе), две из них представлялись моими силами. В Верховном суде Республики Коми было 5-6 юристов, представляющих интересы заявителей. Мы выиграли.

Законодательный орган Республики подал жалобу на решение в Верховный суд РФ, при рассмотрении которой я уже была единственным представителем бизнеса. В судебном споре с представителем Генеральной прокуратуры моя позиция была принята Верховным судом РФ, который в своем итоговом судебном акте фактически переписал мотивировку из текста поданных мной возражений на жалобу, написанных мной лично без чьей бы то ни было помощи. Тем самым (взяв текст моих возражений за основу текста своего решения) коллегия Верховного суда РФ сильно укрепила мою юридическую самооценку.

Это дело было для меня самым необычным и потому, что вообще мало кому из юристов приходится в практической деятельности оспаривать законы, представлять интересы по таким делам в Верховном суде. Для меня это было первое дело такой значимости, закончившееся победой, и поэтому у меня сформировалось к нему особое нежное отношение в моих рабочих воспоминаниях. Последующие дела по оспариванию законов я помню не более чем обычные суды по административкам.

С тех пор по-особенному отношусь к любому судебному делу в Республике Коме, где позже я также выигрывала, может, менее значимые, но тоже в какой-то степени прецедентные дела в сфере законодательного регулирования игорного бизнеса.


RGW: Вы выступите в роли спикера Russian Gaming Week 6-7 июня. Расскажите чуть подробнее, чему будет посвящен ваш доклад.

М.Л.: Моя тема – «Законодательные нововведения в букмекерской деятельности, правоприменительная практика».

Я планирую осветить в своем докладе существенные положения актуальных законопроектов, за принятием которых следит сейчас букмекерская отрасль в РФ, а также рассказать об интересных прецедентных случаях в существующей сейчас правоприменительной практике.

Новое в юридической работе возникает либо из вновь принимаемых нормативно-правовых актов, либо из нового конкретного прочтения ранее принятых актов судами. Поэтому я, с одной стороны, буду говорить о законопроектах, с другой – о «новом» в позиции судов. Я надеюсь, гостям конференции будет интересно. Со своей стороны, как всегда, постараюсь представлять информацию в полном, понятном, структурированном и удобном для восприятия виде.

Но более подробно сейчас рассказывать не стану, приходите на конференцию!



Источник: Russian Gaming Week
Просмотрено: 982 раз

Версия для печати | Обсудить на форуме

Все новости